Обзор судебной практики судебной коллегии по гражданским делам РФ Процессуальные вопросы

Дата: 28.10.2021 | Категория: Судебная практика

Процессуальные вопросы

17. Территориальные органы Пенсионного фонда Российской Федерации освобождаются от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, в случаях когда они выступают в судебном процессе в защиту государственных интересов в сфере государственного регулирования обязательного пенсионного страхования, назначения и выплаты пенсий по государственному пенсионному обеспечению и страховых пенсий по старости.

Ш. обратился в суд с иском к территориальному органу Пенсионного фонда Российской Федерации (далее также — пенсионный орган) о признании незаконным решения об отказе в досрочном назначении страховой пенсии по старости, об обязании включить в специальный стаж периоды работы и досрочно назначить страховую пенсию по старости.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным определением суда апелляционной инстанции, исковые требования Ш. удовлетворены частично.

Не согласившись с решением суда первой инстанции и апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда, пенсионный орган обратился в судебную коллегию по гражданским делам кассационного суда общей юрисдикции с кассационной жалобой. В кассационной жалобе содержалась просьба об освобождении пенсионного органа от уплаты государственной пошлины при подаче кассационной жалобы в соответствии с подп. 19 п. 1 ст. 333.36 НК РФ (освобождение государственных органов, выступающих по делам, рассматриваемым Верховным Судом Российской Федерации, судами общей юрисдикции, мировыми судьями, в качестве истцов или ответчиков, от уплаты государственной пошлины).

Отказывая в удовлетворении ходатайства пенсионного органа об освобождении от уплаты государственной пошлины при подаче кассационной жалобы и оставляя кассационную жалобу пенсионного органа на основании ч. 1 ст. 378.2 ГПК РФ без движения, как поданную с нарушением требований, установленных ч. 7 ст. 378 ГПК РФ, судья кассационного суда общей юрисдикции исходил из того, что Пенсионный фонд Российской Федерации не отнесен к органам исполнительной власти, Пенсионный фонд Российской Федерации и его территориальные органы являются юридическими лицами с организационно-правовой формой — государственные учреждения и они не наделены статусом государственного органа, в связи с чем территориальному органу Пенсионного фонда Российской Федерации не может быть предоставлена льгота по освобождению от уплаты государственной пошлины, предусмотренная подп. 19 п. 1 ст. 333.36 НК РФ.

Поскольку к кассационной жалобе пенсионного органа не был приложен документ, подтверждающий уплату государственной пошлины, судья кассационного суда общей юрисдикции установил заявителю срок для устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления кассационной жалобы без движения, — до 26 декабря 2019 г.

Определением от 9 января 2020 г. судья кассационного суда общей юрисдикции возвратил кассационную жалобу пенсионного органа без рассмотрения по существу на основании п. 1 ч. 1 ст. 379.1 ГПК РФ ввиду того, что пенсионным органом не устранены в установленный определением об оставлении кассационной жалобы без движения срок (до 26 декабря 2019 г.) обстоятельства, послужившие основанием для оставления кассационной жалобы без движения.

Судебная коллегия по гражданским делам кассационного суда общей юрисдикции согласилась с выводами судьи кассационного суда общей юрисдикции, изложенными в определении от 26 ноября 2019 г. об оставлении кассационной жалобы пенсионного органа без движения и в определении от 9 января 2020 г. о возвращении кассационной жалобы пенсионного органа без рассмотрения по существу.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала существенно нарушающими нормы права выводы судьи кассационного суда общей юрисдикции и судебной коллегии по гражданским делам кассационного суда общей юрисдикции об оставлении без движения кассационной жалобы пенсионного органа и о возвращении кассационной жалобы без рассмотрения по существу в связи с непредставлением пенсионным органом в суд документа, подтверждающего уплату государственной пошлины.

В силу подп. 19 п. 1 ст. 333.36 НК РФ от уплаты государственной пошлины освобождаются государственные органы, органы местного самоуправления, выступающие по делам, рассматриваемым Верховным Судом Российской Федерации, судами общей юрисдикции, мировыми судьями, в качестве истцов (административных истцов) или ответчиков (административных ответчиков).

В соответствии с пп. 1, 2 Положения о Пенсионном фонде Российской Федерации (России), утвержденного постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 2122-1, Пенсионный фонд Российской Федерации (России) образован в целях государственного управления финансами пенсионного обеспечения в Российской Федерации. Пенсионный фонд Российской Федерации и его денежные средства находятся в государственной собственности Российской Федерации. Денежные средства Пенсионного фонда Российской Федерации не входят в состав бюджетов, других фондов и изъятию не подлежат.

Средства Пенсионного фонда Российской Федерации направляются на выплату в соответствии с действующим на территории Российской Федерации законодательством, межгосударственными и международными договорами государственных пенсий в том числе гражданам, выезжающим за пределы Российской Федерации (абзац второй п. 6 Положения о Пенсионном фонде Российской Федерации).

Указом Президента Российской Федерации от 27 сентября 2000 г. N 1709 «О мерах по совершенствованию управления государственным пенсионным обеспечением в Российской Федерации» в целях совершенствования управления государственным пенсионным обеспечением в Российской Федерации за Пенсионным фондом Российской Федерации и его территориальными органами закреплены полномочия по выплате государственных пенсий (п. 1 названного Указа Президента Российской Федерации).

Федеральный закон от 15 декабря 2001 г. N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» (далее — Федеральный закон N 167-ФЗ), как следует из его преамбулы, устанавливает организационные, правовые и финансовые основы обязательного пенсионного страхования в Российской Федерации.

Частью 1 ст. 5 Федерального закона N 167-ФЗ установлено, что обязательное пенсионное страхование в Российской Федерации осуществляется страховщиком, которым является Пенсионный фонд Российской Федерации. Пенсионный фонд Российской Федерации (государственное учреждение) и его территориальные органы составляют единую централизованную систему органов управления средствами обязательного пенсионного страхования в Российской Федерации, в которой нижестоящие органы подотчетны вышестоящим.

Пенсионный фонд Российской Федерации обязан обеспечивать целевое использование средств обязательного пенсионного страхования, а также осуществлять контроль за их использованием, в том числе на основе данных индивидуального (персонифицированного) учета (абзац восьмой п. 2 ст. 13 Федерального закона N 167-ФЗ).

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в п. 3 постановления от 25 июня 2001 г. N 9-П, Пенсионный фонд Российской Федерации выполняет, по сути, функции страховщика, осуществляющего оперативное управление средствами обязательного (государственного) пенсионного страхования, и обеспечивает назначение и своевременную выплату государственных пенсий. Следовательно, Пенсионный фонд Российской Федерации наделен публично-властными полномочиями по обеспечению конституционного права на государственную пенсию, в том числе полномочием по назначению указанных пенсий, именно законом и такие полномочия относятся к сфере функционирования исполнительной власти и ее органов.

Как следует из материалов дела, причиной обращения Ш. в суд с иском явилось его несогласие с решением пенсионного органа об отказе в досрочном назначении ему страховой пенсии по старости.

Таким образом, исходя из приведенного выше участие пенсионного органа в рассмотрении данного дела в качестве ответчика, а также последующее обжалование вынесенных по делу судебных постановлений в апелляционном и кассационном порядке обусловлено осуществлением пенсионным органом публично-властных полномочий, направленных на защиту государственных интересов в сфере государственного регулирования обязательного пенсионного страхования, назначения и выплаты пенсий по государственному пенсионному обеспечению и страховых пенсий по старости в Российской Федерации, в связи с чем при подаче кассационной жалобы пенсионный орган в соответствии с положениями подп. 19 п. 1 ст. 333.36 НК РФ подлежит освобождению от уплаты государственной пошлины.

Указанная правовая позиция подтверждена в п. 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 мая 2019 г. N 13 «О некоторых вопросах применения судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации, связанных с исполнением судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации», согласно которому признан утратившим силу п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г. N 30 «О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии», ранее разъяснивший, что Пенсионный фонд Российской Федерации не относится к государственным органам, которые в силу подп. 19 п. 1 ст. 333.36 НК РФ при обращении в суд освобождаются от уплаты государственной пошлины.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила судебные постановления кассационного суда общей юрисдикции и направила кассационную жалобу пенсионного органа с делом в кассационный суд общей юрисдикции для выполнения требований ст. 378.1 ГПК РФ и принятия кассационной жалобы к производству суда кассационной инстанции.

Определение N 16-КГ20-11-К4

18. Пользователь социальной сети вправе подать иск к иностранной организации — оператору социальной сети по месту исполнения пользовательского соглашения на территории Российской Федерации.

Т., Р., М. и Ц. обратились в суд с иском к иностранной организации — оператору социальной сети, пользователями которой они являются, о возложении на ответчика обязанности совершить определенные действия, просили запретить ответчику немотивированную блокировку и удаление аккаунтов, запретить сбор без согласия пользователей их персональных данных, обязать ответчика предоставить возможность обжалования действий администратора сети, производить возврат авторских материалов, публикаций и фотографий в случае их удаления, а также восстановить аккаунты истцов.

Истцы ссылались на то, что в нарушение условий публичной оферты, а также права на свободу выражения мнений и их авторских прав ответчик удалял отдельные сообщения истцов, блокировал и удалял их аккаунты.

Кроме того, по мнению истцов, ответчик незаконно осуществлял сбор их персональных данных, выходящих за пределы условий пользования названной социальной сетью.

Возвращая исковое заявление на основании п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ по мотиву его неподсудности данному суду, судья указал, что истцы потребителями по отношению к ответчику не являются, какие-либо услуги ответчик истцам не оказывал, а значит, никаких правоотношений между сторонами по делу не возникло.

Судья также указал, что из четырех истцов только Т. проживает на территории, относящейся к юрисдикции этого суда, остальные истцы правом на обращение в данный суд не обладают.

Оставляя без изменения определение судьи, суд апелляционной инстанции дополнительно указал, что в соответствии со ст. 28 ГПК РФ иск к организации предъявляется в суд по месту ее нахождения, а в данном случае ответчик является иностранным юридическим лицом, сведений о наличии у него на территории Российской Федерации представительства либо какого-нибудь имущества не имеется.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации по кассационной жалобе Т. отменила состоявшиеся по делу судебные постановления в части возвращения его искового заявления и направила материалы в этой части в суд первой инстанции для разрешения вопроса о принятии искового заявления к производству суда, указав следующее.

В обоснование иска Т. ссылался на то, что между ним и ответчиком имеют место правоотношения, возникшие из договора (пользовательского соглашения).

В соответствии с ч. 3 ст. 402 ГПК РФ суды в Российской Федерации вправе рассматривать дела с участием иностранных лиц в случае, если: ответчик распространяет рекламу в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», направленную на привлечение внимания потребителей, находящихся на территории Российской Федерации (п. 2); иск вытекает из договора, по которому полное или частичное исполнение должно иметь место или имело место на территории Российской Федерации (п. 6); по делу о защите прав субъекта персональных данных истец имеет место жительства в Российской Федерации (п. 10).

В силу ч. 1 ст. 402 ГПК РФ, если иное не установлено правилами гл. 44 этого кодекса, подсудность дел с участием иностранных лиц судам в Российской Федерации определяется по правилам гл. 3 данного кодекса.

В силу положений ст. 28 ГПК РФ иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика. Иск к организации предъявляется в суд по адресу организации.

Однако в соответствии со ст. 29 названного кодекса иски о защите прав субъекта персональных данных, в том числе о возмещении убытков и (или) компенсации морального вреда, могут предъявляться в суд по месту жительства истца (ч. 6.1); иски, вытекающие из договоров, в которых указано место их исполнения, могут быть предъявлены в суд по месту исполнения такого договора (ч. 9).

Выбор между несколькими судами, которым согласно названной статье подсудно дело, принадлежит истцу (ч. 10).

По смыслу разъяснения, содержащегося в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2017 г. N 23 «О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом» (абзац третий п. 3), в отсутствие применимых для суда Российской Федерации правил территориальной подсудности подсудность спора, стороной которого является иностранное лицо, определяется правилами о компетенции судов Российской Федерации по рассмотрению дел с участием иностранных лиц.

Иск заявителя обоснован тем, что ответчик осуществлял незаконный сбор его персональных данных, а также распространял рекламу, направленную на привлечение внимания пользователей, находящихся в Российской Федерации. По мнению заявителя, спор вытекает из договора пользования социальной сетью, исполнение по которому должно осуществляться по месту нахождения пользователя на территории Российской Федерации.

При таких обстоятельствах выводы судебных инстанций об отсутствии между сторонами правоотношений, об отсутствии у судов Российской Федерации компетенции по разрешению данного спора, а также об отсутствии применимых правил внутригосударственной территориальной подсудности противоречат приведенным выше нормам процессуального права.

Кроме того, при рассмотрении дела судами первой и апелляционной инстанций не были учтены положения ст. 32 и 404 ГПК РФ, в связи с чем и не обсуждался вопрос о том, содержит ли соглашение сторон о пользовании социальной сетью какие-либо условия о подсудности спора, не противоречащие закону.

Определение N 5-КГ20-49

Источники:

  1. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2021) Утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 7 апреля 2021 г. https://vsrf.ru/documents/practice/29857/